Светлана Макарова

 

Белые дома

Как маяки для глаза и ума,

На горизонте – белые дома.

Они стоят у самых облаков,

Они почти жилища для богов,

Мне стать их белоснежная видна

Из южного широкого окна.

 

И я частенько подхожу к окну,

Я вдаль смотрю, я в небесах тону,

Сияет солнце – светит белизна –

О, как чисты и высоки дома!

 

И пусть ухабов на пути полно,

И льют дожди, и ветер бьёт в окно,

А в буднях суета да кутерьма,

На горизонте – белые дома...

----------

Наш черёд жить на этой земле.

Снова дождь. Небо тучами вспахано.

И росток шевельнулся в зерне,

Будто слово, что лишь будет сказано.

И коснется мальчишеских губ!

Дрогнет тихой слезой материнскою,

Дождь похож на сердец перестук,

На весенний, неровный, таинственный.

Наш черёд жить на этой земле.

Я тебя одного угадаю,

По судьбе проведу, не по краю,

Птицы-весны, летите ко мне,

Наш черёд жить на этой земле!

 

Завет святой

И снова в нежной зелени поля,

И солнышка лучистое веселье

Качают в белых кронах тополя,

Под грай и гомон птичьих новоселий.

Над вековым курганом облака

Текут, струятся временем крылатым.

Кубань моя! Мой край! ─ Моя река,

Шум городов и тишь станичной хаты,

Беседы стариков на склоне дня,

Казачьих песен широта и смелость…

Бескрайние сияют зеленя,

Чтоб нам, живущим ныне, тоже пелось,

Чтоб не иссякли жизни родники,

И чтоб на доброй дружеской пирушке

Хвалились урожаем казаки,

Не позабыв кубанские галушки.

…Из века в век течёт Кубань-река,

От маков всё на взгорье заалело.

Да сохранит их девичья рука

Узорной вышивкой по ткани белой.

Пусть в середине светится заря,

Гребёнка тополей — канвою внешней.

Живи, Кубань, цвети, Земля моя –

Завет святой, душа казачьей песни!

 

Я любуюсь тобой, Краснодар!

Дождь в моё постучался окно,

Затуманилось небо весеннее,

Я с тихоней-дождём заодно,

Мы в лирическом с ним настроении.

 

Пусть промок от дождя тротуар

И погода сегодня ненастная,

Я любуюсь тобой, Краснодар,

Праздник мой, моя улица Красная!

 

Здесь зонтов суетливый разлив,

Но шаги ускорять мне не хочется,

Постою у раскидистых ив,

Всем платанам придумаю отчества.

 

Одуванчика яркий берет,

Птичьи трели на площади Пушкина,

Мне приснится сегодня поэт,

И девчонка, вон та, с конопушками!

 

Пусть промок от дождя тротуар,

Пусть погода сегодня ненастная,

Я любуюсь тобой, Краснодар,

Праздник мой, моя улица Красная!

 

Краснодарский триколор

Мне этот город дан в награду

За очарованность мою,

Послушна любящему взгляду

На улице его стою.

Смотрю на город в ранней сини,

На крылья белых площадей,

На Красный дар среди России –

Великой родины моей.

 

Беслан

Вместо слов – в горле ком,

Вместо слёз – птицы крик

В небе чистом и голубом,

Под которым должны жить.

Под которым размах степей,

Синь морей и узор гор.

Под которым в глаза детей

Террорист

                 стреляет

                               в упор…

В алой крови встаёт рассвет,

Сына в муках рожала мать,

Чтобы счастье длить много лет!

Террорист

              пришёл

                         убивать.

И смеяться, считать нули,

Отправляя ангелов в рай!

Ведь и доллары и рубли

Будут,

только стреляй, стреляй!

В сердце матери, в грудь страны,

В спины детские и в глаза,

на защиту от сатаны

Встаньте, светлые образа!

Громче, колокол вечевой!

В небе снова горит закат,

Длится вечность и длится бой!

Дай мне руку,

                      будь рядом, брат...

----------

От края отступив на шаг,

Не плачу больше и не трушу.

О, Господи, да будет так:

Я восстанавливаю душу.

У памяти на поводу,

Твой замысел я не нарушу,

Но чтобы не гореть в аду,

Я восстанавливаю душу.

От боли маюсь и шепчу:

Тоску и безнадёжность рушу,

Поднявши слово, как свечу,

Я восстанавливаю душу.

 

Геленджик в июле

Перила набережной над морской волной,

Их полукруг, сияющий игриво –

Как шлейф невесты, белый кружевной,

В просторе бирюзового залива.

 

Солёных брызг раскатистый прибой,

Горячий ветер гладит волнам спины,

А на причал над голубой горой

Ведёт не облака, а бригантины.

 

Трещат цикады, требуя любви,

В пушистых кронах италийских сосен,

И чуть касаясь краешка земли

Стоит девчонка на крут

---------

Мне снова будут сниться паруса!

Среди бездонной тёмной круговерти,

Как оберег от боли, бед и смерти

Тугих полотнищ реет полоса.

 

А над Россией снежных вихрей плеть,

Покрыты белым саваном дороги.

И не пройти их, и не одолеть

Глухой тоски и вековой тревоги.

 

Но заискрится звёздная роса,

И месяц якорем зацепится за крышу,

Мне снова будут сниться паруса,

Я их в рассветном зареве увижу!

---------

А ты приснился мне вчера,

Поэт с мятежными глазами.

И тридцать три богатыря

Стояли гордо над веками.

Из-за морей, лесов и гор

Вдруг налетели странствий ветры.

Рука в руке – наш уговор,

Сиюминутный, беззаветный,

И мы взлетели налегке

С тобой, поэт, рука в руке.

Игра во сне – вдвойне игра.

Мелькали сказки, будто страны.

А вот Руслан, вот сон Татьяны,

И всадник медный, как гора.

Земля кружилась все быстрей,

И не кончалось это чудо,

На север, юг, восток – повсюду

Ширь русских золотых полей.

И я смотрела с высоты,

Как Ленский пел, вздыхал Онегин,

И на коврах густой травы

Раскинулись в ленивой неге

Шатры кочующих цыган.

Как колокольчик – смех Земфиры,

Любви ревнивой ураган

И камень хладный для могилы.

Невольно дрогнула рука –

Лицо Марии из «Полтавы»

Узнала я издалека.

Ах, опуститься бы, спасти,

Помочь душе ее безумной,

Но ветры требуют – лети!

Несут все выше, к ночи лунной,

И вдруг все замерло.

И вот

Поэт в чертог меня ведет

Высоких поднебесных слов

Души живой, земной и вечной,

Влюбленной, трепетной, беспечной,

Великой, как сама любовь!

И свет струится от икон,

И хор звучит,

и вот уж вся

Видна славянская земля!

…А ты приснился мне вчера,

Поэт с влюбленными глазами.

И тридцать три богатыря

Стояли гордо над веками.

 

Расцветай, Русь!

Вновь весна разноцветьем радуги

Обняла ширь полей окрест.

И надеждою доброй радует

Синеокая глубь небес.

 

Ветры вольные, ветры синие

Света вешнего ждёт земля,

Пронеситесь вы над Россиею,

Отогрейте её поля.

 

Объявись ты, удаль великая

И пригожая сердцу краса –

Песня русская, позабытая,

Да соборов святых голоса.

 

Эх, сердешные, хватит маяться!

Гой ты, Русь, – унывать нельзя.

Распрямись-ка, душа-страдалица,

Расцветай, Русь, страна моя!

 

В дороге

А между нами белая страна,

Засыпанные мокрым снегом хаты.

Под стук колес мне не дождаться сна,

Но в этом поезда не виноваты.

Чугунных рельсов бесконечна нить,

Чисты и строги русские березы.

И мне их, как тебя, дано любить

Сквозь свет и горечь, не скрывая слёзы.

На площади вокзальной спят бомжи.

Там горький мат и кашель злой, надрывный.

Но я вне зла, вне суеты и лжи

Вернусь – и знаю, что смогу стать сильной.

Я позабуду стылые слова,

Я вновь смогу наивной быть, как прежде,

Ты и Россия – вы моя судьба,

Слеза и мука. Радость и надежда…

---------

Не молчу, но не говорю…

Лунным светом открою дверь,

Приношу только тень свою,

Растворяясь среди потерь…

 

И я верю: в урочный час,

Ты узнаешь средь всех меня –

Выдаст блеск моих карих глаз

Отраженьем ночного огня.

 

И мелодия лунных зим

До краёв вдруг заполнит сны –

Это лёгким дыханьем моим

Эхо счастья летит с луны.

-------

А знаешь, что за тридевять земель

Увидел в небе ты мою луну.

И вещей птицы горловая трель

Победно огласила тишину.

 

Луна за рваным облаком плыла,

А я хлеба пекла и калачи,

И кружева я русские плела,

И слёзы горькие лила в ночи.

 

Той вещей птицы золотая трель

Звучи стократ, стотысячно звучи!

Луна, сгоняя сон, сомни постель –

Ищи, родной, ищи меня, ищи…

-----------

В третий раз зазвонил телефон

И, волненьем полна до края,

Я теперь твёрдо знала – Он!

Трубку бережно прижимая.

 

В тишине, словно в темноте,

Голос мой зазвучал нежнее,

Но опять не ответили мне.

– Говорите. Я жду. Смелее!

Лишь дыханье.

А вместо слов

Зашуршали листы бумаги.

«Неужели не хватит отваги ?»

– Вас не слышно. Я жду. Аллё!

Тишина.

А потом гудки,

Пустота, как предвестник ада...

Позвони…

пусть идут звонки,

пусть молчишь –

я дыханью рада.

---------------

На остром краешке вопроса

Повис нечаянный ответ.

И запах вашей папиросы

Стал слаще дорогих конфет.

Пролистаны поспешно ноты,

Томленьем полнится струна.

«Понравилось? Вы узнаете?»

Я отвечаю тихо: «Да».

Гитара плачет и смеётся.

За двух влюбленных говорит.

Вопрос в горячих струнах бьётся.

Ответ давно в сердцах звучит.

------------

Ты дождись, я окликну тебя,

Средь чужой безнадёжной дали,

Ты услышишь за шумом дождя,

Догадаешься, что позвали.

 

Ты дождись, над судьбой воспаря,

Призову всею женской силой.

Годы, полные боли, – не зря,

Коль назвал меня сердцу милой…

--------------

В туннеле декабря,

Средь тусклых фонарей

Как ясная заря –

Слова любви твоей.

И робкий ветерок

Из будущей весны

Дохнул надеждой строк,

Что написал мне ты.

В простуженных авто

Спешит народ домой,

Я в драповом пальто,

С распахнутой душой,

В промёрзших сапогах

Шаги мои легки.

С улыбкой на губах

Шепчу твои стихи.

---------------

Мы с тобой говорим о природе,

О капризной весенней погоде,

И о чём-то ещё в этом роде.

Снег летит вперемежку с дождём.

Я опять потеряла перчатки,

Жаль. А, впрочем, всё в полном порядке,

Лишь волос непослушные прядки

На лице и твоём и моём.

Фонари отражаются в луже.

Город робко выходит из стужи.

Ты кому-то опять очень нужен.

У мобильника звон, словно стон,

Затянувшийся в нервную вечность.

Наших замкнутых рук бесконечность,

Белый вечер – озноб и беспечность.

Ну, скажи мне, что это не сон…

---------

В этот день солнца было мало,

Ветер снег швырял как попало,

А земля от зимы устала

И ждала звонкий мартовский дождь.

…Было холодно и обидно,

Что весны до сих пор не видно,

Я грустила. Как глупо, стыдно!

Я не знала, что ты идёшь!

 

Со ступеньки шагнул трамвая,

Над тобой птиц небесных стая,

И волненье своё скрывая,

Ты по лужам шагаешь – вброд!

Я не знала, а птицы знали,

Над тобою они летали,

Из небесной туманной дали

Угадали тебя.

И вот...

Двери – настежь!

И весь из счастья,

Ты сказал мне смущённо:

«Здрасьте,

А на улице вновь ненастье…»

И тряхнул свой промокший зонт.

--------------

Не стану играть словами,

Пусть нежность во мне поёт,

Того, что случилось с нами,

В судьбе своей каждый ждёт.

 

Того, что случилось с нами,

Словами нельзя объять,

Пусть море шумит волнами,

И время движется вспять,

 

Пусть ночью не спят трамваи,

Вновь грезят весной поля,

Того, что случилось с нами,

Не знала ещё Земля…

-----------

Счастье – ярко-синий август,

С рыжим солнцем в поднебесье,

С нежным шёлком желтых пятен

И холодною росой.

И с победным петушиным

Криком в чуткой лунной ночи.

И звучащею, как вечность,

Деревенской тишиной.

Я босой ногой ступаю

По траве кудрявой, мягкой,

Утром прячутся в ней звезды,

Те, что падали с небес.

Шепчет ветерок душистый

О любви земной им нежно.

И целует.

Как меня ты

В августе поцеловал.

-----------------

В тихой-тихой лунной ночи

Ты со мной, родной, помолчи.

Пусть звучат сердца наши в такт,

Отпылал в небе скорый закат,

Разлетелись по гнездам грачи,

Только звездочки светят в ночи,

Только шепчется нежно камыш,

Ты прислушайся, милый, услышь…

Там, где встали стеной города,

Пусть тебе улыбнётся звезда.

Прилетит мой степной ветерок,

Позабыв тяжесть дальних дорог.

Посмотри в небеса, помолчи,

Помолись со мной, милый, в ночи…

 

Счастье

На окраине города

наше счастье построено,

Здесь огромною лужею

отражён небосвод,

По гравийке, с гитарою,

Здесь шагаем мы парою,

Ты ведёшь меня за руку –

через облако вброд.

 

Новостройки – кварталами,

мамы с детками малыми,

юный скверик и деревце,

что вот-вот зацветёт.

Я иду с тобой рядышком,

Нет трамваев – и мы пешком,

На окраине города

наше счастье живёт…

--------------

Весь мир сейчас – глаза луны,

Их светлый взгляд неиссякаем!

И над немой планетой мы

От счастья лёгкие летаем.

Нам всё подвластно!

Мы даны

друг другу

для продленья света.

И оба понимаем это.

Мы к счастью приговорены.

И мне тебя не потерять

Среди земного притяженья.

И вечности луной сиять

До дня весеннего рожденья.

 

Ожидание

Телефон спит десятым сном.

Тишина глубока и жестока.

И поэтому за окном

Солнцу в небе стоять одиноко.

И поэтому нет дождя

На Кубани и на Урале,

Шторм бушует, скалу дробя,

На далёком Магадаскаре.

Не звонишь...

 Я прощу, пойму.

Улетает день чёрной птицей.

Только как напоить траву?

Кораблю сквозь шторма пробиться?

-----------

Когда, весь день в клубок мотая,

На небе вновь взойдет луна,

Неслышно по ковру ступая,

Я подойду к тебе сама.

 

Я отыщу тепло ладони

И повторю твои слова,

И к голове, как при поклоне,

Моя склонится голова.

 

И пусть сильнее ветры дуют,

Пусть пляшет за окном зима,

И тучи свет луны воруют,

Я подойду к тебе сама.

------------

Позволь мне сегодня быть слабой,

Хоть пройдены сотни дорог,

Побыть просто русскою бабой,

Уставшей от вечных тревог.

 

Позволь мне поплакать немножко,

Уткнувшись в родное плечо,

Стучит тихий дождик в окошко,

От печки ещё горячо.

 

Пусть завтра я стану иною –

В заботах, друзьях, суете,

Ты, посланный доброй судьбою,

Позволь мне всплакнуть в темноте…

 

Январских сумерек волшебная страна

Январских сумерек волшебная страна.

Полутона и отсветов кристаллы.

Усталые уснули зеркала

И свету пробиваться трудно стало.

И будто сдвинулись предметы с мест,

Знакомые размыты очертанья,

В углах обоев жёлтый цвет исчез,

Лиловым сумраком там поселилась тайна

Извечной детской ёлочной игры,

Колючей мишуры и канители,

И прошлогодней ледяной метели.

И холода ночной поры.

И в этом мире сумерек, где всё ж

Так странно-тихо, сладостно-печально,

Мне чудится сейчас, что ты войдёшь –

Часы ударят гимны величально!

Забыты все обиды. А дела

Пусть ждут.

Им места в нашей нет в квартире.

И стерли отраженья зеркала,

Забыв их в сумеречном мире.

 

Весеннее.

Подули ветры февраля,

И небо вдруг заголубело,

А на тебя взглянула я

И виновато, и несмело.

Зеленый крохотный росток

Проткнул иголкой сумрак сквера,

Ты мне черкнул лишь пару строк –

И сердце вмиг похолодело.

И я в объятьях февраля,

То в трауре любви, то в неге.

И я как будто не твоя

В последнем тёплом мокром снеге.

 

Дорога в детство

Я дорогу найду по звёздам

В заповедного детства край,

Убегу! Хоть наверно поздно,

Ты меня не удержишь, знай.

Затеряюсь среди девчонок,

Рыжих, с челками хохолком.

Молочка там попью спросонок.

По траве пройдусь босиком.

И опять искупаюсь в небе

Безоглядной голубизны,

Будет ветер мне петь о хлебе

Над вихром пшеничной волны.

Над степной золотою ранью,

Тихой скромницею рекой.

Только, как я тебя оставлю,

Ненаглядный, любимый мой?

 

Алине и Анне

Сорвался лист и полетел,

Он, видно, птицей стать хотел,

И долго грезились ему

Полеты эти наяву.

И вот сбылось, и вот пришло,

Летит, как рыжее крыло,

Над тротуаром, мостовой,

А впереди –

весь шар земной!

 

Алине

Довольно странный переход

Из чётких тёмно-синих линий

В небесный иль прозрачно-синий,

Что как мечта,

как взмах,

как лёд.

О, вы так строго не судите!

Я не научена летать,

Я лишь хочу в кольце событий

Себя в себе самой узнать.

Однажды.

Это так возможно!

Однажды – день, минута, час?

«Однажды» – заговор несложный –

Я повторю в который раз.

 

Анне

Без завтрака умчалась на работу?

Ну, как и чем могу тебе помочь?

Ты, младшая, вдруг взрослой стала, дочь,

Не окружить тебя моей заботой…

 

Ты на суровых северных широтах

Уверенно шагаешь по земле.

Но, как же мне тепло послать тебе?

Как уберечь на резких поворотах?

 

Да не предаст доверья твоего

Тот, кто шагает рядышком с тобою!

И наградит счастливою судьбою

Господь союз ваш! Я молю его…

 

Сон

Раздвинув тюль, рассвет глядит в окно,

А на душе и тяжело, и сладко.

Приснился сон, будто в немом кино,

С печальной и счастливою разгадкой.

Безбрежных волн светилась бирюза

В замедленно-чарующем накате,

Мне снились с царской скукою глаза,

Как полушария на старой карте.

И чёрно-белый дождь, и звук шагов,

И лунный блеск на золотом брегете,

И боль прощальных

  очень нежных слов,

Забытых уж давно на этом свете…

-------------

Мотив унылой пустоты

Мне наполняет нынче душу.

Я не ревную

и не трушу,

Не жду шагов из темноты.

Часов усталых циферблат

Меня не мучит, не тревожит,

И этой пустоте,

быть может,

Ты несказанно будешь рад.

---------------

Нитки дорог – как вешние мечты,

Небесным цветом выкрашена зала,

Со мною рядом ты.

… Почти что ты.

Портрет так схож с лицом оригинала.

 

Почти что ты. А путь ещё далёк.

Почти что ты, – мне флейта напевала,

Я согласилась, я искать устала

Тебя в клубке запутанных дорог.

 

А ветер дул, сирень благоухала,

В колючих ветках зрела прелесть роз,

Я слышала, я верила, я знала,

Сама ответила на главный свой вопрос.

 

Сама склонилась, будто не летала,

Сама сошла с заветного пути,

Сама портрет твой я дорисовала,

Сама сказала: «Он похож,

почти…»

-------------------------

Уставший август сеет звезды

В горячей ветреной ночи.

Нам говорить с тобою поздно,

Ты лучше просто – помолчи.

 

Ты только посмотри с тоскою

На пролетевшую звезду,

Ты прикоснись ко мне рукою –

И вслед я за тобой пойду.

 

И в темноте вздохну украдкой,

Припомнив пёстрый майский луг,

Цветущей кашки запах сладкий,

И нежность слов, и смелость рук,

 

Припомнив жгучую тревогу –

Кукушкин счёт да плачь дрозда…

Так пусть укажет нам дорогу

С небес упавшая звезда!

 

Пусть август вместе нас закружит,

Как листья, что шуршат в ночи.

Ты только рядом будь, ты слушай,

Смотри на звезды

и молчи...

------------------

Не ждала я и в сказку не верила,

Что же слёз мне теперь не унять?

Лишь приблизилась к светлому берегу,

А судьба мне – на стрежень опять.

 

И несут поезда окаянные,

Плещет в окна широкий простор.

И попутчики дерзкие, пьяные,

Затевают пустой разговор.

 

Не ждала я, и в сказку не верила.

Мне ли попусту душеньку рвать?

Но, коль не было светлого берега –

Что же слёз мне теперь не унять?...

--------------------

Мои беспечные глаза

За белым голубем следили,

Я не летела. Просто шла.

А вы меня уже любили.

 

Цветов волшебная игра,

Мы в сказку превратили были.

Я на рассвете поняла,

О, как же вы меня любили!

 

…Когда ворвались холода,

И ветры, словно бесы взвыли,

Из сердца я тепло брала,

Я знала – вы меня любили!

 

А равнодушные снега

В пустыню землю превратили,

Но я сквозь все преграды шла,

Я знала, вы меня любили.

 

И губы стиснув добела,

О милости чтоб не просили,

Я гордо голову несла.

Я знала, Вы меня любили…

---------------

Вчера в такси я поняла,

Что слишком правильно жила.

Ведь у меня весна – весной,

Тоска – с горючею слезой,

Снег, невесомый как пушок.

В положенный растает срок.

И у меня огонь в печи,

К обеду борщ и калачи.

…Бывают только у подруг

«А если», «может быть» и «вдруг».

 

В такси мурлыкал ветерок

О вечной нежности дорог.

А я сидела у окна

Одна...

----------

Великие скорби не смоешь слезами,

Великие скорби не скажешь словами,

Великие скорби – расплата-утрата

За то, в чём, наверное, я виновата.

 

За грешные мысли и грешные страсти,

За то, что так долго была я в их власти,

За то, что ждала я любви всё напрасно,

За то, что июль, а темно и ненастно.

 

Великие скорби слезам недоступны,

Послушай кукушка да звонко аукни

про давнее вешнее робкое счастье,

Что нежно светилось, да быстро угасло…

 

Ветры

Мне эти ветры нагадали вёсны,

Из чёрных дыр тоскливо выли духи,

Им в унисон гудели струны-сосны,

Преображаясь в зазеркалье слуха.

Срывали ветры жёлтые одежды,

Цвет охры солнечной для них несносен,

И растеряв последние надежды

Смотрела вслед им золотая осень.

А ветры мчались, вдаль летели ветры,

За краем неба раздвигали тучи,

В минуту пролетая километры,

Швыряли снег то лёгкий, то колючий.

И всё гудело, падало, кружилось,

Сверкали окна холодно и звёздно.

И вот тогда сказал ты:

«…Не сложилось.

А начинать сначала слишком поздно».

-----------------

Ты – остывшее солнце.

На белёных холстах

Замерзает оконце

Со свечой в образах.

Заметают метели

Души, как полыньи,

Даже рук не согрели

Поцелуи твои.

Ты – остывшее солнце,

Полуночный обман,

Дней растраченных донце,

Бледно- жёлтый туман…

-----------------

А мне бы снова стать простой и сильной,

Спокойной, словно старая дорога,

Что протянулась прямо от порога,

И вдаль зовёт, укрывшись мглою синей.

 

И чтобы россыпь звёзд, манящих, алых,

Да шум берёз, да легкость птичьей стайки,

И сладких слёз, пусть даже запоздалых.

И песню б под дыхание тальянки,

 

И мне б идти, свободою томимой,

На белую зарю по той дороге,

Да чтоб мои не уставали ноги,

Да чтоб вослед никто не звал любимой…

------------

А про счастье сказать нельзя.

Для него – лишь твои глаза.

Для него – голубой простор,

Да весенних полей узор.

Для него тайный зов дорог

И внезапная боль тревог.

…Но коль счастье нельзя спасти,

На прощанье лишь: «Не грусти…»

Дай мне, Бог, всё простив, понять –

Слово нужно своё искать.

Чтобы спрятать всю боль потерь,

Чтоб закрыть за собою дверь,

Чтоб осталась душа жива,

Есть спасенье одно –

слова…

---------------------

Не случилась встреча.

Ну и что же?

Вдруг случится, да ещё не раз.

И сердечко грусть напрасно гложет

Да звучат обрывки горьких фраз.

 

…Ты прости меня с моей разлукой,

С дальней неразгаданной судьбой,

С нежною бессонной злою мукой,

Долгожданный

и не встреченный,

не мой…

----------------------

День отгремел, как колесница,

Июньским отшумел дождём,

И в полночь звёздную не спится!

Давай-ка, что-ли, запоём?

Давай подхватим и затянем

Мотив далёкой старины,

И, может, чуть добрее станем,

Душою посветлеем мы.

Прошедших лет рубцы седые

На сон грядущий заживут.

Давай, споём-ка о России,

О нас с тобой, живущих тут.

------------------

Не с тобой я веду разговор…

Хоть честна пред тобою, поверь.

Вновь сердито захлопнулась дверь –

Раздраженья рассыпался сор.

 

И в холодной надменности дня

Плачет дождь. Время грёз и страстей.

…Неужели я жду не тебя?!

Не тобою грущу столько дней.

 

Утешение свыше дано –

Каждый миг наших встреч сохраню,

И прощу, и пойму тебя, но

Не тебя я всем сердцем люблю…

------------------

Не будет, не было «нас».

Есть «ты» и, конечно, «я».

Восторг моих глупых глаз,

Улыбка сквозь грусть твоя.

Я здесь, на краю земли,

А ты на другом краю,

И значит, мы не смогли

Судьбу разглядеть свою.

К чему теперь два крыла?

Уснул в небесах закат.

Зачем я тебя ждала?

И в чём ты, скажи, виноват?

Как прежде суров и строг

Разлуки немой приказ.

И только дыханьем строк

Судьба пощадила нас.

-------------------

Нелюбимой жила этот день,

Нежеланной тебе и ненужной.

На прощанье сказал ты про дружбу

И, увы, неизбежность потерь.

 

Нелюбимой по городу шла,

Нежеланной на небо смотрела,

Шаг за шагом мертвела душа,

Леденила горячее тело.

 

Где ты солнце? – за тучу ушло.

Птичий грай – чёрных воронов стая.

Хорошо, что душа ледяная,

И не нужно ей больше тепло.

------------------

Время не летит и не ждёт,

Время оно просто живёт,

Совершает мерно свой круг,

Позабыв, кто враг, а кто друг.

 

Время никому не унять,

Не заставить течь его вспять,

Может, нам бы и повезло!

Только время наше ушло…

-----------------

Небо – синее да пустое.

Время – вешнее молодое,

Сердце – глупое и седое

Радость – тайная.

Счастье – злое.

 

А за эту улыбку милого

Все обиды прощу-помилую,

Все грехи отпущу – хоть не кается,

Я ж сердешная, я – страдалица.

 

Полетят над сторонкой голуби,

Вешним солнышком мир наполнили б!

Чтоб вернулась отрада давняя,

И проснулась бы нежность тайная.

 

Зима

Ещё вчера мне места было мало –

Давила мгла.

Душа моя металась и рыдала –

мир полон зла.

А за стеною кто-то пел уныло:

«Прости, прости…»

Но неподвластно этой песне было

Любовь спасти.

И шли дожди. Без края, без начала,

ночь – как смола.

А где-то далеко зима крепчала,

Снега мела.

Она пришла сегодня, спозаранку,

И рассвело,

Сквозь голубую в сером небе ранку,

Дождей тепло.

Весь мир, как белый голубь –

мягкость взмаха чиста, тиха.

В глазах – восторг,

без суеты, без страха

И без греха.

-----------------

Не сошлись две линии

На моей ладони,

Не расслышал милый мой,

Как сердечко стонет,

Как до самой зореньки,

Все грустит о встрече:

Не видать соколика -

Кружит чёрный кречет.

Росы-слёзы жгучие

Упадут на траву,

Грусть-тоска замучила,

Жжёт на сердце рану.

Позабуду милого

Светлою зарею –

И ромашки белые

Станут лебедою…

----------------

Любви я нашей не спасу…

И стану длинной чёрной тенью

за все слова, за все мученья,

что я тебе собой несу.

За то, что я живу на свете.

За то, что нет зимою роз.

За то, что здесь меня ты встретил.

За то, что всё опять всерьёз.

Пусть тень моя пройдёт по свету,

Узнает тайны ста дорог,

Узнает тех, кого уж нету,

И вновь твоих коснётся ног.

И ты тогда не плачь, не сетуй,

Себя напрасно не ругай.

И одинокой тени этой

Своей любви не предлагай.

 

Песня

Не печальный здесь перезвон,

И не белых чаек мольбы,

Это вздох, это слабый стон

Чужедальней моей судьбы.

 

А ведь мог ты птицу поймать –

Белых крыльев взмах – свет в ночи,

А ведь мог единственным стать,

А теперь пойди, поищи…

 

А теперь за тысячу вёрст

пьёшь дыханье стылых морей,

даже весточки ты не ждёшь

от звезды далёкой моей.

 

Поздний ветер вдруг набежит,

Над окном качнётся тесьма,

То не стая чаек летит,

То снегов ночных кутерьма…

-------------

Дождём холодным жаркий смыт июль,

Как будто осень загляделась в лужи.

И отчего-то, средь холодных струй,

Твой взгляд далёкий мне сегодня нужен.

 

Вода бежит у новых берегов,

И отражает счастье летних дней,

Но почему на улице моей

Хочу я слышать звук твоих шагов?

 

Его не помнят даже панычи,

Что много лет назад цвели в саду,

Но голос я услышала в ночи:

«Ты жди. Я обязательно приду…»

 

Лишь несколько часов – холодный дождь,

Растают тучи – зазвенит июль!

Но осень, взгляд далекий –

…ты придёшь?

И боль ударов сотен тысяч струй…

------------------

Сквозь толщу лет, витки меридианов,

Сквозь солнечный и лунный свет,

Взглянул с улыбкой, страстно, дерзко, прямо

Вихрастый парень – молодой поэт.

Он улыбнулся мне почти знакомо,

И покачнулся хрупкий горизонт,

И ложной оказалась аксиома,

И одуванчик в сентябре цветёт.

 

Воспоминание.

В почти забытом переулке

Кричали о любви скворцы,

Я выходила на прогулки:

Вокруг – цветы,

из грёз – дворцы.

 

…Сегодня осень. И дорогу

Укрыл желтеющий ковёр.

Мечты забылись понемногу,

Рассыпались, как мелкий сор.

Я при друзьях и при достатке,

Но иногда средь тишины

Мне вспоминается украдкой,

Как на меня смотрели Вы...

 

В сентябре.

Накрыла первым сереньким дождём

Кудрявый город мой тихоня-осень.

Мы одиночества совсем не ждём.

И не грустим, и нежности не просим.

 

Шаги легки, а ветёрок упруг!

И радость снова рядом, и тревога.

Ах, осень, ты не замыкаешь круг,

Ты в бесконечность жёлтая дорога.

 

И листья полетят! И свысока

Задумчиво, светло и вдохновенно,

В озерах луж купаясь, облака

Вновь уплывут на краешек вселенной.

 

И этот тихий первый хмурый дождь –

Прозрачный занавес. Сыграет осень пьесу.

Ко мне по жёлтым листьям подойдёшь,

Весёлый, сильный, молодой повеса.

 

И счастье закружит наверняка!

В осеннем поцелуе страсти лета.

И буду я теплом твоим согрета

На краткий миг

…иль годы

и века.

----------------

Ковш Большой Медведицы,

Зарево костров,

Довелось нам встретиться

Посреди веков.

Посреди некошеной

Луговой травы,

Посреди заброшенной

Сирой синевы.

Средь лихих властителей,

Злых степных ветров,

Что играют нитями

Чёрных проводов.

Поездов встречаемых,

Пыльных лент дорог.

Посреди нечаянных

Мелочных тревог,

Обозначив крайности

Вековой мольбы,

Посреди случайности.

Посреди судьбы.

-----------------

Седой туман окутал город,

Дома, как будто острова,

И под ногами листьев ворох

Темнеет и дымит едва.

Огни размытые повисли

На тонких нитях фонарей,

Седые клочья, словно мысли,

Запутались в клубке ветвей.

И все застыло и увязло

В тумане, точно в серой лжи.

И звать заблудшего напрасно

В ноябрьской вековой глуши.

-------------------

Проснуться утром, чтоб услышать дождь,

И в мятном сумраке сквозь дрёму улыбнуться.

Пусть цифры на часах стекут, сольются

В слепую электрическую дрожь.

 

Проснуться утром и услышать дождь…

И позабыть холодные метели,

Ночные ветры, что так злобно пели,

Плели тоску и путаную ложь.

 

Забыться в перезвоне вешних струй,

С собой вчерашней – взять и разминуться!

И загадать, когда опять вернутся

И ясность глаз, и робкий поцелуй.

-------------------------

Переворачиваю лист календаря.

Сырой февраль остался синим фото,

И по весне теперь мои заботы:

Вдруг шарф и шапку надеваю зря?

Весёлый ветер сгонит влагу с крыш,

Прокатится по их бокам покатым

С колчаном стрел проказливый малыш,

Кудрявый, рыжий, дерзкий и крылатый.

Переворачиваю лист календаря.

И хоть за дверью обещают стужу,

Я не закрою тёплым шарфом душу:

А вдруг амур прицелится не зря!

-------------

И снова в буднях раствориться,

Увязнуть в колее сует,

И росчерк в небе синей птицы

Сморгнуть с ресниц, как тихий бред.

И мчать среди чужих и правых,

Им доверяясь, как всегда,

Но, день загнав за переправу,

Вдруг потерять все «нет» и «да» –

Растерянно остановиться,

Поранившись о нежный взгляд,

Улыбкой, как росой омыться,

И отозваться невпопад…

 

ВЕРХАРНУ

Последние дни уходящего года,

Последних обид непрощённые слезы.

Декабрь под конец напустил непогоды,

Сырыми ветрами сменились морозы.

По глади зеркал серебристо, бесшумно

Струится полоска то снега, то света.

Прошедшее в мутной печали подлунной,

Как будто хранит на вопросы ответы.

И будто задумано всё, и случится –

Как только часы отсчитают двенадцать.

И будто бы заново стоит родиться,

Чтоб верить и ждать,

и наивно влюбляться.

------------------

Чёткий пунктир травы,

Белый простор равнины

Душу мне обожгли,

Вечностью поманили.

 

Вот и случилась связь,

Вот и стою у края,

Веруя и молясь,

Глядя в окно трамвая.

--------------

Зима с улыбкою Иова.

Покорность ветрам и покой.

Деревья с голою душой,

Луна медлительно- сурова.

Миг просветленья вечной тьмы –

Забытый ангел виден снова,

А крылья у него – два слова,

Но ради них и живы мы.

И нужно только захотеть

Наполнить мир наивно-белым

Волненьем в голосе несмелом,

Чтоб всё понять и всё успеть.

---------------

Из зябких снов сплелась зима,

Повисла в небе проводами,

И пустота в оконной раме,

Как недочитанный Дюма.

И вот движение иль звук

Порхнувшей в вечности снежинки,

И сочный хруст прозрачной льдинки,

И сердца неритмичный стук.

Снимите шляпы, господа,

Вновь день, как век, незабываем.

И через миг мы уплываем

Из ниоткуда в никуда.

 

Когда я снова стану ветром

Когда я снова стану ветром,

Над сине-золотой рекой,

Вдруг покачнув в порыве светлом

Листок с хрустальной стрекозой,

Ко мне потянется спросонок

Камыш, уже седой почти.

А дым пушинок будет тонок,

И я шепну ему – лети!

И мы взовьёмся к поднебесью,

В густую синь, к ветрам и снам.

И я спою земную песню

Ленивым белым облакам.

Я полечу неудержимо

Сквозь вечный ледяной покой

К горе с сияющей вершиной,

К морям с лазурною волной.

И будет вновь звучать в эфире

Восторг любви и красоты,

…А в нашей северной квартире

Вдруг кактусы начнут цвести.

------------------------

Если станут мечты – обманами,

Бледным сумерком – свет луны.

И рассвету алыми ранами

Не развеять ватные сны,

Пусть мне встретится вновь нечаянно

В перекрестье дорог и бед,

Самый тихий, смешной, отчаянный,

Самый трогательный поэт.

Он, конечно, такой рассеянный

От обилия чувств и слов.

А в словах красоты – немеряно!

А в глазах свет земли

   – Любовь...

-----------------------

Гитарною струной запело лето –

мелодия то звонче, то нежней –

И далеко, за горизонтом где-то,

Качнулся парус юности моей.

Качнулся парус в широте безбрежной,

С волной поцеловался на бегу,

И солнца луч его коснулся нежно,

Как будто парус ждут на берегу.

---------------

На темно-синем небосклоне

Царица вечных звёзд – луна.

И пропасть черного окна

Ласкают лунные ладони.

Они как призраки легки.

Они – мираж скупой строки,

Чтоб явь узнала сновиденье.

И, наконец, услышал ты,

Как шепчут листья сон-травы

Про мысли наши и движенья.

И что для счастья нет поры,

И что на свете нет забвенья.

-------------------

Ну, что ж ты расплакалась, осень,

Украдкой забравшись к нам в сад?

В листву желтоватую проседь

Вплела. Голубой виноград

Наполнила соком лиловым

И плачешь с утра за окном.

Смелее! Будь, осень, как дома –

Мы вместе теперь заживём.

Мы будем листать по порядку

Хрустящие дни до зимы,

Грустить, но недолго и сладко,

Под звуки гитарной струны.

Мы будем тобой любоваться,

Сдувать чёлку рыжих волос,

Быть может, мы будем влюбляться

Под серый докучливый дождь...

--------------------

В больнице

По гладким ступеням шагаем мы с мамой

В больнице огромной, серьёзнейшей самой.

Здесь белые стены и бледные лица,

И тысячи едут сюда исцелиться.

 

По строгим ступеням веду свою маму,

Мы с нею идём шаг за шагом упрямо.

А ей бы присесть или остановиться,

Но надо идти, нужно срочно лечиться!

 

И мама кивает седой головою,

И делает шаг, и не спорит со мною…

 

По звонким ступеням медсёстры, как птички,

Летят вверх и вниз мимо нас по привычке.

У всех здесь заботы.

И боли. И драма.

По белым ступеням идёт моя мама…

------------------------

Крадётся дождь по ветхим листьям,

Дыханьем осени томим,

И, дальним отзываясь мыслям,

Прошедшее ступает с ним.

И серость дней, как листьев ворох,

Внезапно ветер растрепал.

И вспыхнул отсыревший порох.

И дрогнул в голосе металл.

…Но нет мне к прошлому возврата,

Не скрыться от утрат во мгле.

И я ступала виновато

По чёрно- каменной земле.

------------

Страницы – белая бумага,

А буквы – чёрная вода.

Стихам положена отвага,

Они открыты для суда.

 

…Душа до боли оголится

И, став беспомощно нагой,

Ей принародно повиниться

В стихах назначено судьбой.

 

Но вот прочитаны страницы,

Рукой уставшей их смахнут,

И, чёрной отхлебнув водицы,

Вздохнут:

опять поэты врут!

----------------------

Стихи спускаются с небес

На очарованные души,

Лаская глаз, лелея уши

Их повторит осенний лес.

Их пропоёт жемчужный плёс,

Сосульки простучат на «Морзе»,

И ветер, озорной прохвост,

Шепнет напудренной мимозе.

 

И, благодарная, в ответ

Душа вдруг запоёт струною,

Рожденный утренней зарею,

Коснётся вечности поэт.

 

Поэту

А если на самом деле

Стихи – это род метели,

Пурги, что без всякой цели?

…А может стихи – гипноз?

Ты помнишь весну на взлёте,

И небо пустое вроде

Листа для твоих пародий,

Где смех – заменитель слёз?

Вороны на нас глядели

И каркали, видно, пели,

Вовсю голубели ели

И клён одинокий рос,

А солнце цвело лучисто,

Дышалось легко и чисто

Вдруг спутались мысли-рифмы,

Да только какой с них спрос?

Ты прав, обо всём пропели,

Прокаркали.

 В самом деле

Стихи – это род метели,

И ветра, что сор унёс...

 

Поэтессе

Вошла – восторг и упоенье,

Глаза блестят, в улыбке рот,

А у неё в стихотворенье

Любимый безнадежно врёт.

А у нее в стихотворенье

Стоят несчастья в три ряда,

И ночью стонут провода,

И нет надежды на спасенье…

О книжках с пафосом толкует,

Автограф чёркает в блокнот.

А я всё жду: вдруг затоскует,

Ведь у нее любимый врёт…

 

Давайте создавать прекрасное

Из серого и ярко-красного,

Туманного, как вздох лесной,

Давайте создавать прекрасное

Умелой доброю рукой.

Давайте создавать прекрасное

Из тихих или громких нот,

Уж так случилось, дело ясное,

Что всяк по-своему поёт.

Из пестрых дней давайте складывать

Узор весенних хрупких вьюг,

Жизнь никогда нельзя откладывать,

Хоть ветры бесятся вокруг.

Давайте создавать прекрасное

Из самых сокровенных слов,

Пусть день угас –

  а небо ясное!

Сияет над землей Любовь!

-------------------

Сочится вечер сквозь ненастье дня,

Лиловый сумрак накрывает крыши,

И всем вокруг сейчас не до меня,

И жизни срок случайно будто вышел.

И словно бы не мне предрешено

Заглядывать в небесные тетрадки,

И зря белеет лампою окно,

И не спасает нежность тонкой прядки.

Но в слове «быть» –

  и смысл, и жизни ось!

И тень моя теперь подобна чуду.

Да, в свете фонарей – я здесь!

   А значит – буду.

Мне вешний мир увидеть довелось.

 

Встреча

Зимний город вспучила реклама,

Даже плитка тротуарная пестра.

Новогодняя сияющая гамма

Дом писателей украсила с утра.

И, не выдавая интереса,

Заглянула, будто невзначай,

Бледная худая поэтесса

С именем похожим на печаль.

И поспешно начала храбриться.

Говорить уверенно, как встарь.

Только кто-то в её сумке копошится

И хрустит, будто жуёт сухарь.

Что такое? Женщина вздыхает,

И, загадкой потомив слегка,

Из холщовой сумки вынимает

Рыжего лохматого щенка.

«Некуда его. Ношу с собою.

Если заскулит – вина моя.

У меня ведь с отчимом война.

Выгоняет из дому обоих.

Ну, а в остальном дела на «пять».

Скоро вот заканчиваю пьесу.

Может, вспомнят снова поэтессу…

страшно под забором помирать».

 

Август

В косынке серой нынче лето,

Пришла пора дождливых дней,

И мелким бисером одета

Аллея старых тополей.

И мокнут тёплые дорожки

Средь пёстро-голубой травы,

И лишь чуть-чуть, совсем немножко

В зелёных ветках желтизны.

И пламенеют на закате

Края изорванные туч,

Последний, ярко-алый луч

Могучий тополь мягко гладит…

 

В октябре

Снова жёлтые звезды кружатся,

Ветры ищут средь туч просвет,

Небо хмурится в мелкой лужице,

Бредит новою рифмой поэт.

Праздник жёлтого озарения,

Чуткой нежности поздних снов,

И сияния, и кружения,

Грустных, словно дожди, стихов…

Тучи серые, тучи сонные,

Хватит скуки и хватит бед,

В этом городе есть влюбленные,

В этом городе есть поэт.

Значит, вспомнится позабытое,

И в осеннем ненастном дне

Вдруг с надеждой, ветрам открытою,

Будет думаться о весне.

-----------------

Стихи я больше не пишу.

Я просто их в душе ношу,

И острых вольных рифм края

Чуть-чуть царапают меня.

Стихи я больше не пишу,

Бегу куда-то, злюсь, спешу,

Но солнце, звёзды, ветерок

Вонзаются вдруг парой строк

В меня,

 как стрелы Робин Гуда!

И осторожно стих шепчу,

Как будто дую на свечу…

 

Сдувает ветер с губ слова

То нежно, то смешно, то больно

Такие у него права,

Ему не приказать: «Довольно!»

 

Сдувает ветер с губ слова,

Звучащие порой едва,

Поющие, как звон мониста,

Уносит их, как в осень листья.

 

Он не уснет и не уйдет.

Он и в ночи опять расслышит

Слова, холодные как лёд,

Слова, скользнувшие, как мыши.

 

…А мы судьбу свою вершим,

Словами-листьями шуршим,

В затылок кто-то громко дышит,

Авось, нас ветер не услышит. . .

-----------------

Руслан – красавец и храбрец,

избранник он Людмилы,

С врагом сразился, удалец, –

И пали злые силы!

Урок врагам и вам, друзья,

Влюблённых разлучать нельзя!

-------------------

Цветок расцвел.

И в чаше лепестков

иглистым солнцем дрогнула росинка.

А по щеке,

что краше жемчугов,

скатилась мутная слезинка.

-------------------------

Слова умирают, как люди,

Скрываются в панцире буден,

Уходят без слёз и волненья

И тают в стихотворенье.

 

Их нет, их навеки не будет

Среди перекошенных судеб,

Лишь взгляд всё оценит, осудит,

Простит и забудет…

   забудет.

 

Увядает в положенный срок

Даже самый роскошный цветок.

И спасеньем от суетной лжи

Только вечной любви миражи.

 

Стылый дождь, птицы к югу летят,

И нельзя жизнь прожить без утрат.

И слова то горьки, то нежны –

Лечат душу любви миражи…

 

Ты молчишь, ты не споришь в ответ,

Ничего в мире вечного нет,

Но в глазах твоих вижу я вновь

Вешним светом сияет любовь!