Любовь Мирошникова

 

Как гусеница ходила в театр

В модной шляпке, налегке,

С паучком на поводке,

Гусеница с видом важным

Приползла в театр однажды.

Сценой, где играл артист,

Там служил капустный лист.

То-то гусеница рада:

Вот его-то мне и надо!

И пошла поближе сесть,

Чтоб удобней было есть.

А ее заметил жук:

- Столько зрителей вокруг!

Прекратите портить сцену!

Я Вас  стукну по колену!

- Вот так номер! Очень мило:

А за что же я платила?!

И, пока цикада пела,

Наша гостья сцену съела!

Целый год,

Целый год

В том театре шел ремонт.

Наконец-то все готово,

И театр открылся снова!

На пороге строгий жук,

Зорко смотрит он вокруг:

-Не пущу я зрителя,

Зрителя-вредителя!

А капустнице смешно:

С улыбочкой приятной

Промелькнула в зал давно

Бабочкой нарядной!

 

Как воробей спас солнечного зайчика

Вы не смотрите, что с виду он – крошка,

Спрятаться может в ребячьей ладошке.

Рыжий, пушистый от лучиков, он,

Солнечный зайчик – прыгун, чемпион!

 

Утром, закончив свою тренировку,

Съел он сосульку, будто морковку,

Долго купался с воробышком в луже –

И хоть бы что: жив, здоров, не простужен!

 

Он и не видел: его стерегла

Туча, с кривыми когтями орла!

Горе-несчастье случиться могло.

Тут воробей его взял под крыло –

И в дровяную с ним спрятался кучу,

Перехитрил разъяренную тучу.

 

А когда туча за гору ушла,

Выпустил зайчика из-под крыла

Храбрый спаситель его – воробьишка.

В пляс тут по стенам пустился зайчишка.

 

Рядом воробышек вился вьюном

Мартовским днем у меня под окном.

 

Антошка и комар

– Эй, крылатый шприц с ногами!

Надоел ты мне и маме!

Подучился бы немножко –

Был бы ты бесценной мошкой:

Прививал бы всем вакцины,

Жил для пользы медицины.

А пока ты кто? Пират!

И никто тебе не рад.

Рассердился тут Антошка,

Размахнулся и ладошкой

Комаришку – хлоп!

Не кусался чтоб!

 

Невероятные превращения

Друг дружку перебивая,

Мальчишки галдели в трамвае,

Будто в трамвае

Были они

Одни!

Кричали, смеялись, затеяли спор!

Но в миг, когда к ним

Подошел контролер,

Вдруг стихли и съежились –

Где ж тут смеяться?

Галдели, как гуси,

Попались, как зайцы.

 

Речка

На ветру степная речка,

Как кудрявая овечка.

Ветра нет – ползет змеей,

С серебристой чешуей.

А порой, деньками дивными,

В пух одета облаков,

Гордой лебедью под ивами

Вдаль плывет вдоль берегов.

 

Ночь

Чу, камыш шуршит над речкой,

Словно мышь в углу за печкой.

И, как глазки у котят,

В небе звездочки горят.

 

Танцовщица

Луг вечерний в розовом закате,

Теплый воздух над землей дрожит.

Бабочка в лиловом бальном платье

В танце ослепительном кружит.

И, не в силах скрыть свое волненье,

Шелестит восторженно трава,

Ей сверчки с особым вдохновеньем

Посвящают лучшие слова.

И перед прекрасной чаровницей,

Маленькою феей красоты,

Опускают лепестки-ресницы

На колени ставшие цветы.

 

Чудесная ткачиха

Ситцевое небо.

Бархатное море.

Шелестящий желтый

Шелковый песок.

К морю мчится речка

В кружевных колечках –

Лета серебристый тонкий поясок.

А в атласных травах

Шелестят капроном

Бабочки, стрекозы,

Мухи, комары.

Плюшевые гусеницы

В облаке кленовом,

Толстые и жадные,

Томятся от жары.

Муравьи в спецовках

Темных трикотажных

Совершить стремятся

Дел побольше важных

До прихода алого

Полотна заката.

Вечером все мглою

Замшевой объято,

Но уже крадется

Шерстяная тьма,

Катится клубочком

Лунная тесьма.

Как парчи сиянье –

Купол небосвода.

Эти чудо-ткани

Соткала природа.

 

Кому вред, а кому и польза

Удивлялся белый гриб:

– Говорят, бывает грипп

От дождя и сырости,

Мне ж без них не вырасти!

 

Секрет красоты

Белой пеной облака

Гор намылили бока,

А высокие их кручи

Дождевые мыли тучи,

Небо синим полотном

Обтирало их потом -

Не достичь без чистоты

Величавой красоты!

 

Сказка про то, как мышонку покупали распашонку

В лавке у гусыни

Желтые и синие,

Белые и красные –

Разные-преразные,

В кружевцах на нежном шелке

Продавались распашонки.

 

Утка желтые купила

И утят принарядила,

И наседка для цыпляток

Желтых выбрала десяток,

 

Ярко-красную Буренка

Попросила для теленка,

А теленок: «му» да «му» –

Все понравились ему.

 

Приходила в лавку кошка,

Набрала она в лукошко

Белоснежных распашонок.

У нее, что ни котенок,

То чистюля – так опрятен,

Что обходится без пятен.

 

Мать купила поросенку

Розовую распашонку.

В ларь пошла за бураком –

Сын же – в лужу прямиком!

 

А в зеленых распашонках

Два веселых лягушонка

На траве играли в прятки

Возле бабушкиной грядки.

Где трава, где лягушата?

Разобраться трудновато!

 

Прибегала в лавку мышка

И для доченьки-малышки

Попросила распашонку,

Чтоб к лицу была мышонку:

 

– Почтенная гусыня!

И желтый цвет, и синий,

И розовый и красный

Мне предлагать напрасно.

Признаюсь, что без меры я

Люблю оттенки серые.

 

Гусыня ей в ответ:

– Такого цвета нет!

В реке цветами радуги

Я крашу распашонки,

Но в разноцветной радуге

Нет цвета для мышонка.

 

Засуетилась мышка-мать:

– Придется дочке покупать

Да хоть вон ту – под цвет муки,

Расходы мне невелики!

 

В мышиной маленькой коляске

Светились радостные глазки!

Теперь понятно, ребятишки,

Откуда цвет у белой мышки?

 

Несправедливая пчела

Меня ужалила пчела,

Что в колокольчике была.

Цветка коснулся ветерок,

Сам прыгнул через бугорок

И скрылся в зарослях ручья,

Ну а при чем же я?!