сартМЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ

Каждые выходные он приходил на танцы. Мелькал свет прожекторов, по танцующим парам кружились весёлые огоньки, то и дело попадая на лица друзей. Он их не замечал, только не отрываясь смотрел на бьющие по ударным палочки. Этот ритм парень знал уже наизусть, но чтобы повторить его… Нет, этого он пока немог.

«Как тебя зовут?» – обратился к мальчику подошедший после концерта руководитель группы. «Валера». «А меня Андрей Никифорович Савченко, - руководитель эстрадно-инструментального ансамбля пожал ему руку. – Если хочешь научиться играть – приходи к нам на репетиции». Случай порой вершит судьбу. На небе зажглась звезда будущего Заслуженного артиста Кубани Валерия Сартисона.

С Валерием Алексеевичем мы познакомились, когда я готовила статью о его воспитаннице – Дарье Рудневой, ныне студентки ГИТИСа. Тогда, после интервью, он произнёс одну интересную фразу. Мне она очень запомнилась: «50 лет для вокалиста – это только расцвет. Ведь хорошо исполненная песня – это не только сильные голосовые связки и отменный слух. Это ещё и багаж знаний, пережитые чувства, опыт. В двадцать никогда так не спеть, как в пятьдесят».

 

В Краснодарском муниципальном органном зале недавно чествовали в связи с 75-летием друга нашего героя – Заслуженного деятеля искусств России, композитора Виталия Кеворкова. Одну из его песен «Любовь-рябина», которую мы знаем в исполнении Рената Ибрагимова, первым спел Валерий Сартисон… Но вернёмся всё же к 15-летнему мальчику из ст. Медведовской, ещё только мечтающем о сцене.

ЛЕЙСЯ, ЛЕЙСЯ, ЦЫГАНСКАЯ ПЕСНЯсарт

А мечты к тому времени начинали постепенно осуществляться. К окончанию школы Валерий пел в хоре, отлично танцевал и уверенно стучал на ударных в ансамбле, в выходные, а в будни играл в оркестре на альте. С этим нелёгким багажом талантов и умений он ушёл в армию. В составе полкового самодеятельного коллектива объездил всё Подмосковье. Особенно запомнился ему один концерт. В городе Ступино.

«Я тогда был увлечён цыганской песней и моим кумиром был Николай Сличенко, - вспоминает Валерий Сартисон. – Я выучил весь его репертуар и тогда на концерте в Ступино спел несколько его песен. Цыганская песня в исполнении солдата… Меня не отпускали. Передавали записки, цветы. Тогда я впервые почувствовал теплоту зрителя».сартисон

Окончив службу, начинающий артист решил остаться в Москве и поступать в школу-студию МХАТ и… не успел к первому этапу. Будучи человеком целеустремлённым (себя он называет упёртым, по знаку зодиака – Козерог), Валерий всё же пытался пробиться к богеме. «Однажды ко мне подошёл подошел молодой человек, я не раз видел его до этого в театре, и предложил мне заниматься в одной из студий при МХАТе. Это был пропуск на автоматическое поступление. Я согласился. Но… испугавшись неопределённости и послушав советы зовущей домой мамы, у которой я единственный сын, понял, что принял неправильное решение». Валерий вернулся домой к маме, в Медведовскую самодеятельность, в ДК при колхозе «Путь к коммунизму».

ЗВЁЗДНАЯ ЖИЗНЬсарт

Вернувшись из Москвы, Сартисон женился. Стал руководителем ВИА, того самого, на чьи концерты ходил восторженным мальчишкой. Продолжал петь в хоре, выезжал по краю с гастролями и чуть-чуть не доехал до Темрюка.

«Первый раз увидел Темрюк не при самых лучших обстоятельствах, – вспоминает он. – Учась в отделении хорового дирижирования Института культуры, поехал в Одессу. Оттуда – через переправу в порт Кавказ. В Темрюк добирался несколько часов на перекладных. В общем, пока не оказался на автостанции, злости моей на этот город не было предела».

Следующей ступенькой его карьерной лестницы стало заочное отделение Горьковской консерватории. Одновременно с поступлением в вуз Валерий Сартисон переезжает с семьёй в станицу Старотитаровскую. Здесь в Доме культуры вместе с Владимиром Бабаевым и известным в районе музыкантом, композитором Геннадием Ткаченко они открывают музыкальную школу.

«Тогда я почти бросил консерваторию. Меня стали часто приглашать на Центральное телевидение, я познакомился со Львом Лещенко, Михаилом Боярским, Татьяной Веденеевой, Александром Морозовым, - рассказывает Валерий Сартисон. – Я «зазвездился». А когда понял цену этой пустой для меня звёздности, еле успел восстановиться и закончить консерваторию, к слову, с отличием».

Гастроли от Сахалина до Ленинграда. Знакомство с легендарными композиторами СССР Яном Френкелем, Александрой Пахмутовой, Юрием Саульским. Руководство вокальной группой, два хора и… распадающийся брак – вот, что представляла из себя жизнь нашего героя по окончании консерватории. Он уезжает на Сахалин. Уже один. Там он снимается в художественном фильме «Отряд Д», но это уже вторая картина с его участием.

Немного ранее вместе с Виталием Кеворковым они снимают документальный фильм «Падает первый снег». Молодой длинноволосый Валерий Сартисон успешно сыграл одну из главных ролей, ставшей автопортретом их содружества с композитором. Вместе они гастролировали до самых Курильских островов и Камчатки. Давали по 4-5 концертов в день, в том числе и немало шефских. Среди артистов такой творческих трудоголизм называется «чес».

«Тогда, в 1991 году, я работал художественным руководителем в варьете, у меня была хорошая зарплата, проживал в 3-х комнатном люксе, ездил на служебной иномарке и видел перед собой огромные перспективы – вспоминает артист. – Но при международном бизнес-центре «Лада», где я работал, начались большие бандитские разборки. Мне пришлось уехать».

ИЗ КРАЙНОСТИ В КРАЙНОСТЬсарт

Вернувшись из Сахалина, Валерий начал трудиться на Божьей ниве, сочинять духовные песни. Стал помощником пресвитера.

«Меня часто кидает из крайности в крайность, – смеётся артист. – Видимо, искал тишины, умиротворения. Я занимался с прихожанами вокалом, доставлял им благотворительную помощь и строил Дом молитвы – церковь евангельских христиан-баптистов. Пелена с глаз спала, когда увидел, как люди дерутся за привезённые мною вещи. Нет, не от бедности – с обычной жадной наживы. Среди прихожан был пресвитер. Как его проповеди противоречили тому, что я увидел! Двуличие и алчность в глазах человека, которого боготворил, заставили меня уйти».

ТРАНЗИТ «ПАРИЖ-ТЕМРЮК»

На афишу с таким названием Валерий Алексеевич недавно натолкнулся у себя дома. И сразу вспомнился 2006 год. Париж. Диск со своими песнями за пазухой и сильное желание прославиться. Но «русское время» во Франции к тому моменту уже ушло… Хотя наши стихи за границей любят по-прежнему. Когда Валерий Сартисон выступал в эстрадном шоу «La Belle Epogue» с песнями «Дорогой длинною» и «Очи чёрные», ему аплодировали стоя. Аплодировали даже французские музыканты, а это считается высшей похвалой. И всплыли в памяти армейские годы, город Ступино и цыганские песни Николая Сличенко…

И всё-таки мы считаем Валерия Сартисона нашим артистом, бархатным баритоном Тамани. Каждый праздник из динамиков льётся его голос. «Темрюкский район», «Песня о Темрюке», «Темрючаночка», написанная на стихи капитана дальнего плавания самим исполнителем, «Поедем в Атамань» - эти песни мои земляки с радостью поют вместе с ним. Певец, талантливый артист, преподаватель вокала, учится у которого – за счастье. И если многим творческим людям свойственно жить лишь богемой, то наш герой – яркое тому исключение.

«Увлекаюсь яхтами, которые сам и строю, люблю спорт, - рассказывает о себе Валерий. – А самое моё главное увлечение сегодня – это строительство собственного дома. После концерта я так люблю тишину…»

Необыкновенно обаятельный человек. Заслуженный артист Кубани, единственный в Темрюкском районе. Наш кумир Валерий Сартисон.


Елена Алексеенкова, г. Темрюк