костинЧетвертый тенор в трио Паваротти – Доминго – Каррерас

Так когда-то окрестила иностранная пресса поющего ныне в Краснодарской краевой филармонии Валерия Костина. Восхитительным голосом и магнетизмом артиста наслаждались меломаны по всему миру. Теперь знатоки специально приезжают в концертный зал им. Г. Пономаренко – “на Костина”.

Из "Ковент-Гардена" на Кубань

На сцене "Ла Скала" он пел "Дона Карлоса" Верди с Монтсеррат Кабалье и оркестром, которым дирижировал прославленный Клаудио Аббадо. Корифей оперной режиссуры Кшиштоф Занусси ставил ради Валерия Костина "Бал-маскарад" Верди и "Кармен" Бизе. В лондонском королевском театре "Ковент-Гарден" Костин выходил к рампе с главной партией в редко исполняемой опере "Стиффелио" Верди. Снятый в амстердамской "Опера Форум" во время спектакля "Мадам Баттерфляй" Пуччини фильм-опера англичанина Энтони Бешема с Костиным-Пинкертоном признан классикой...

Семь лет назад лауреат европейских оперных фестивалей – от немецкого "Ксантен" до австрийского "Санкт-Маргареттен" – Валерий Костин стал солистом Ростовского музыкального театра. Артист вернулся на родину, чтобы поддержать стариков-родителей. Блистал в ролях Канио в "Паяцах" Леонкавалло и Ленского в "Евгении Онегине" Чайковского, пел в местной филармонии и преподавал в консерватории, повторяя ученикам: "Если вы не будете смотреть за линию горизонта, профессия певца вас не накормит…" Потом, на правительственном концерте певца услышал один из руководителей Кубани и предложил перебраться к нам. Так оперная звезда Валерий Костин оказался в Краснодаре.

Баянное соло для Шолохова

Потомственный донской казак, чьи предки из станицы Облиевской, Валерий Костин – из семьи шахтеров. "В роду у нас все, включая меня, люди мастеровые. Отец-фронтовик, закончивший войну в Вене, впервые выехал за границу ко мне в гости в Голландию: мы отправились в торговый центр, где продавался инструмент – и ему стало плохо. Кинувшиеся на помощь служащие, пока отца приводили в чувство, загрузили в багажник нашей машины инструмент, поразивший отца. И он опробовал его уже дома, в окружении всего двора", – вспоминает тенор.

– Я родом с Верхнего Дона, где все связано с Шолоховым: впервые мы встретились с великим писателем, когда я еще школьником выступал в станице Вешенской – играл на баяне, а он похвалил меня. Позже виделись с Михаилом Александровичем на концерте, когда я был студентом консерватории. Однажды в Базеле соседи разбудили меня посреди ночи, что для европейцев невероятно, ведь они договариваются о встречах за неделю: "По телевизору идет "Тихий Дон", вставай". До утра смотрели картину Сергея Бондарчука с моими комментариями, – вспоминает Валерий Николаевич. – Кстати, моя супруга Маргарита Коханова, руководящая сейчас краевым научно-методическим центром, тоже с Дона. Почти все фильмы о казаках снимались на ее родине, а в картине "Цыган" в кадре – кузня ее дедушки, а он сам стучит по наковальне вместо Михая Волонтира.

Второклассником Валера Костин пришел в класс баяна музыкальной школы, до армии (служил водолазом-разведчиком) учился на дирижерско-хоровом отделении Шахтинского муз-училища, работал учителем музыки в школе.

– Становиться оперным певцом я не собирался. В 27 лет меня за руку привел в консерваторию, а тогда Ростовский музыкально-педагогический институт, на прослушивание к профессору Белодеду, один из педагогов училища.  Учился у известного педагога Александры Беляевой.  Еще без диплома поехал на фестиваль им. Собинова в Саратов, где получил похвалу от великой певицы Зары Долухановой. И приглашение петь в труппе Саратовского театра оперы и балета. Кстати, на одной из ярмарок артистов вместе со мной прослушивался Дмитрий Хворостовский: эта случайная встреча ему запомнилась, несколько лет спустя мы встретились на гастролях в Донецке. А позже, как и со Святославом Рихтером, Мстиславом Ростроповичем и Владимиром Спиваковым, мы пересекались в театрах Германии, Голландии, Англии.

Аплодисменты от Брыльски и Ярузельского

В Саратове Валерий Костин дебютировал в немыслимых для новичка ролях – Водемона в "Иоланте" Чайковского и Левко в "Майской ночи" Римского-Корсакова. Пел со знаменитым Леонидом Сметанниковым. И там же получил приглашение на стажировку в Большой театр – в класс великого Владимира Атлантова. На прослушивании у него дома, исполнив несколько романсов, Костин услышал: "У тебя все есть, но нужен лоск. Он приобретается на Западе, в общении с другой театральной культурой".

– Меня звали работать в Ленинград, но северный климат не по мне, я остался в Большом. На последних перед отпуском гастролях в Куйбышеве не мог достать билет домой. Вдруг – самолет на Донецк, откуда рукой подать до родных Шахт. Приезжаю, гуляю по центру, усаженному миллионом роз, и вижу, что посреди этого великолепия стоят два театра: ну чем не рай? Иду к директору Донецкого театра оперы и балета, представляюсь солистом Большого и через неделю пою здесь "Иоланту", – продолжает Валерий Николаевич. – Именно с этой труппой я впервые по линии Комитета защиты мира выехал на гастроли за рубеж, в ГДР, потом в Бельгию. Там предложили прослушаться в польском театре "Балтика" в Гданьске, но по дороге меня перекупили в другую труппу – Краковского оперного театра... В детстве у меня было два сильных потрясения: цирк шапито и баянист, игравший полонез Огиньского. Эта музыка стала для меня пророческой: на родине композитора-поляка я обосновался на долгие десять лет.

Костин освоил практически весь теноровый репертуар и стал выезжать с Краковским оперным театром на гастроли в Голландию, Бельгию, Францию, Германию, Австралию. Работал с композитором Кшиштофом Пендерецким, дружил с Барбарой Брыльской и Даниэлем Ольбрыхским. Ему аплодировали польские президенты Лех Валенса и Войцех Ярузельский. И именно польский импресарио вывез Валерия Костина на его первые гастроли в "Ла Скала".

Расставить теноров по росту и… весу

Трио великих теноров – Лучано Паваротти, Пласидо Доминго и Хосе Каррерас – давало серию благотворительных концертов в Европе. В каждом из выступлений были задействованы местные певцы, которых отбирали на прослушивании. В Германии на отбор к соорганизатору турне Доминго попал Валерий Николаевич – и получил приглашение участвовать в концерте знаменитой тройки. На репетиции Доминго внезапно попросил его спеть не только арии Ленского из "Евгения Онегина" Чайковского и Эдгара из "Лючии ди Ламмермур" Доницетти, но и Канио из "Паяцев" Леонкавалло. Внимательно слушая, заметил: "Русские поют по-другому, но мне это нравится". А в перерыве спектакля вдруг лукаво попросил: "Спойте вместо меня Канио, я себя плохо чувствую".

– Утром после нашего выступления одно немецкое издание вышло с заголовком: "Куда же между трех теноров поставить четвертого?". В театре застаю склонившихся над газетой Паваротти, Доминго и Каррераса. И Лучано, показывая мне ее, под общий смех говорит: "Думаю, нас надо ставить по росту и по весу", – продолжает певец. – Позже я прошел конкурс и выиграл двухнедельную стажировку в оперной школе Паваротти, а через полгода вновь удостоился  петь с ним.

Затем были Королевская опера в Вене, сцены Японии, Америки, Швейцарии и Италии, где импресарио почему-то представляли его на афишах как "Валерио Костини". После "Аиды" Верди на приеме в Виндзорском дворце восхищенная королева-бабушка, нарушая протокол, поцеловала тенора в щеку. Валерий Николаевич пел в древних амфитеатрах и дважды – на Чертовом мосту, в честь годовщины перехода армии Суворова через Альпы… Сейчас его контракт с Амстердамской королевской оперой истекает, и он не собирается его продлевать: годы берут свое. Получив приглашение худрука краснодарской филармонии Вероники Журавлевой-Пономаренко, Костин поет в ее стенах. Валерий Николаевич выступает с сольной программой "Благословляю все, что было" с оркестром "Виртуозы Кубани". И готовит еще одну, "Романс при свечах", с Краснодарским государственным камерным оркестром.

 http://www.ki-gazeta.ru/rubrics/archiv/2008/2/19/12390.html

 

костин2Валерий Костин – лирико-драматический тенор, обладатель настоящего классического бельканто, солист Венской оперы

В Ла Скала наш тенор пел Хозе в «Кармен», Ричарда в «Бале-маскараде», дона Карлоса в «Дон Карлосе», Эдгара в «Лючии ди Ламмермур». Затем были Королевская опера в Вене, сцены Японии, Америки, Швейцарии, Италии, Германии, Бельгии, Франции, Голландии и многие другие.

«В настоящем театре зритель не должен довольствоваться усредненными эмоциями: он должен либо смеяться, либо плакать».

Великолепный лирико-драматический тенор, свободно и широко льющийся в зал, европейская школа, высокая сценическая культура, потрясающий личностный магнетизм.

В чем же феномен Валерия Костина? В чем тайна певца-актера?

Тип голоса Костина – это lirico spinto, как у Пласидо Доминго. Слушая В. Костина, убеждаешься, что понятие «выдающийся певец» включает в себя многие составляющие, в ряду которых физическая сила звучания голоса занимает далеко не ведущее место. В его тембре наличествует металл – качество, без которого немыслима полетность звука и способность голоса «прорезать» насыщенный симфонический оркестр. Но металл, как известно, бывает разной пробы. У В. Костина это – «золото». Его тенор пленяет благородством тембра, удивительной эластичностью, богатством смысловых обертонов, силой эмоционального заряда. Подкупает блистательное умение певца филировать звук, то «затемнять», то «высветлять» его. Безупречно его мастерство фразировки, широкие парящие legato, удивительная теплота тембра на mezza voce.

Все эти достоинства Костина-певца оказались в полной мере востребованными на Западе. Конечно, его вокальное мастерство шлифовалось в содружестве с именитыми партнерами (М. Кабалье, П. Доминго, В. Донатер), прославленными оперными дирижерами (как, к примеру, Клаудио Аббадо, с которым Костин пел «Дон Карлоса» в «La Scala» в паре с Монтсеррат Кабалье). Наверняка он заслужил внимание к себе таких корифеев оперной режиссуры, как Кшиштоф Занусси, который с участием певца поставил «Бал-маскарад» Дж. Верди (В. Костин пел Ричарда), одну из версий «Кармен» Ж. Бизе (роль Хозе, за исполнение которой артист был удостоен премии «Золотая маска» в Польше) и большой концерт «Вива, Верди!».

С Франко Морелли Валерий Николаевич работал над «Кармен» и несколькими вердиевскими операми: «Трубадур», «Набукко», «Аида» и редко воплощаемой «Стиффелио». На тот момент в Европе было всего три исполнителя роли Стиффелио – Плассидо Доминго, Хосе Каррерас и… Валерий Костин, выигравший турнир теноров и право на стажировку у Лучано Паваротти. Артист прошел стажировку и спел Стиффелио в Гааге и в театре «Ковент-Гарден» в Лондоне.

Результатом творческого альянса с английским режиссером Антони Бешем явился незабываемый фильм-опера «Мадам Баттерфляй» (роль Пинкертона), снятый во время одного из спектаклей на сцене амстердамской «Оперы Форум», где Костин работал по контракту.

За годы своей европейской «одиссеи» В. Костин дважды стал лауреатом фестивалей «Ксантен» (Германия), «Санкт Маргареттен» (Австрия) и «Лореляй» (Швейцария) за роли Хозе, Радамеса и Измаэля («Аида» и «Набукко» Дж. Верди).

– Самое главное в нашей профессии – это не «зазвездиться», – говорит Валерий Николаевич. – Звезды – они на небе. А когда они занимают все пространство в голове, не остается места для самооценки, самоконтроля и, главное, для самокритики. Оценку артисту должна давать публика...

http://compromees.ru/index.php/artisty/93-valerij-kostin-tenor